Олег Никифоров

Несмотря на обширную повестку дня 6-й российско-германской экономической конференции, организованной объединением торгово-промышленных палат Германии (DIHT) с участием Российско-германской внешнеторговой палаты (РГВП), в центре ее внимания неофициально стояла тема строительства «Северного потока – 2». Хотя в программе форума она была упомянута лишь в разделе «Пресс-конференции».

Пресс-конференция действительно собрала лучшие силы берлинской журналистики. В ее преддверии РГВП распространила свое понимание газового проекта, которое она свела к следующим аспектам.

Чтобы выдержать глобальную конкуренцию, энергоемким отраслям немецкой промышленности необходимы доступные энергоносители. В этой связи энергетический потенциал газопровода «Северный поток – 2» с проектной мощностью в 55 млрд кубометров вносит необходимый вклад, особенно на фоне решения об отказе от атомной энергетики (к 2022 году) и намеченного отказа от угольной генерации (к 2038 году). Палата приводит оценки научно-исследовательского института ewi Energy Research & Scenarios: после запуска газопровода снижение оптовых цен на энергоносители в Европе может составить до 16%. Это означает, что только одна металлургическая промышленность сможет сэкономить 1 млрд евро. Положительный же эффект в химической промышленности может составить до 3 млрд евро. Согласно прогнозам института, ежегодная экономия для стран ЕС с 2020 года может составить десятки млрд евро. Годовая потребность же стран ЕС в природном газе в перспективе на ближайшие два десятилетия составит около 500 млрд кубометров.

Что касается положения об энергетической безопасности, которое противники газопровода приводят в качестве аргумента, то палата считает его ложным. Зависимость является взаимной и двусторонней. При трезвом рассмотрении Евросоюз, подчеркивает палата, зависит от поставок российского газа меньше, чем Россия от притока валюты благодаря поставкам газа. Кроме того, указывает палата, не стоит забывать, что сегодня в отличие от ситуации даже десятилетней давности существуют возможности замены российских газовых поставок, в том числе за счет сжиженного природного газа (СПГ). Для этого в ЕС уже создана инфраструктура с СПГ-терминалами для танкеров, суммарная мощность которых превышает 200 млрд кубометров.

Важным для немецкого бизнеса, по оценке палаты, является то обстоятельство, что «Северный поток – 2» – проект не только европейских и российских концернов. В нем также принимают участие 670 компаний, 350 из которых относятся к среднему бизнесу. Этот крупнейший инфраструктурный проект позволил создать в Европе 30 тыс. новых рабочих мест.

На пресс-конференции речь шла о правовых аспектах строительства и, главное, последующей эксплуатации «Северного потока –2». Основным моментом является ожидаемое решение Брюсселя впредь применять газовую директиву Третьего энергопакета ЕС к газопроводам из третьих стран, подходящим к границам сообщества. Хотя пока на этот счет имеются только рекомендации различных органов ЕС. Именно на это обстоятельство обратил внимание президент РГВП и глава австрийского нефтегазового концерна OMV Райнер Зеле. Он привел следующие аргументы: когда предполагаемое решение будет юридически оформлено, участники проекта приступят к его изучению. С другой стороны, это решение не может иметь обратной силы, поскольку для строительства, в том числе в 40-километровой прибрежной зоне Германии, все разрешения были своевременно получены. До тех пор, пока не будет выработан, согласован и принят окончательный текст упомянутого документа ЕС, Зеле не берется оценить его дальнейшие последствия для «Северного потока – 2». Многое, по его словам, будет зависеть от того, какими полномочиями будут обладать те или иные европейские и национальные институты и ведомства, в частности немецкий регулятор – Федеральное агентство по сетям.

Но в любом случае Зеле обещает провести юридическую проверку итогового текста. «Ключевой вопрос: что все это означает для уже полученных нами разрешений, допустимо ли, чтобы новые правила имели обратную силу? – заявил он, отвечая на вопрос информагентства Deutsche Welle. – Ведь Германия дала разрешение на этот проект, когда в отношении него газовая директива еще не действовала».

Сооружение газопровода из России в Германию по дну Балтийского моря, по оценке Зеле, уже идет полным ходом, и останавливать работы участники проекта не собираются. Он убежден, что новая редакция газовой директивы ЕС никак не повлияет ни на график работ, ни на смету расходов.

Могут ли в связи с вводом в эксплуатацию трубопровода возникнуть сложности? Речь идет о разделении функций оператора газопровода и поставщика энергоресурсов. Об этом поинтересовался корреспондет Wall Street Journal. На что российский министр энергетики Максим Орешкин предложил журналисту обратиться с этим вопросом к «Газпрому».

Но никто не вспомнил, что с формальной точки зрения строительством газопровода занимается зарегистрированная в Швейцарии фирма, которая внешне с «Газпромом» никак не связана. Она так и называется Nord Stream 2. Вполне возможно, что она в дальнейшем и станет оператором газопровода. Насколько это может быть учтено в дальнейшем Комиссией ЕС в случае окончательного решения о распространении Третьего энергопакета на газопроводы вне границ ЕС, покажет время.

Берлин

ng.ru