«Для всех я сделался всем»

Джон Ф. Мак-Артур.

Некоторые усмотривают прагматическую философию в словах Апостола Павла в 1 Кор. 9:20-23:

Для иудеев я был как иудей, чтобы приобрести иудеев; для подзаконных был как подзаконный, чтобы приобрести подзаконных; для чуждых закона — как чуждый закона, — не будучи чужд закона пред Богом, но подзаконен Христу, — чтобы приобрести чуждых закона; для немощных был как немощный, чтобы приобрести немощных. Для всех я сделался всем, чтобы спасти, по крайней мере, некоторых. Но всё это делаю для Евангелия, чтобы быть соучастником его.

Но Павел говорил о своём стремлении любой ценой приобретать для Царства погибших грешников — даже ценой личной жертвы. В 19-м стихе, являющемся вступлением к этому тексту, Апостол говорит: «Ибо, будучи свободен от всех, я всем поработил себя, чтобы больше приобрести». Он не считал, что мы должны перекраивать проповедь, чтобы удалить соблазн креста (Гал. 5:11). Как не одобрил бы Апостол Павел и нынешние стремления некоторых заменить фундаментальную проповедь музыкой, театральными постановками и другими необличительными, бесполезными развлечениями. В этом же Послании к Коринфянам он писал: «Ибо когда мир своей мудростью не познал Бога в премудрости Божьей, то благоугодно было Богу юродством проповеди спасти верующих» (1:21).

Это полная противоположность современной тенденции, заменяющей провозглашение Слова Божьего как средства евангелизации мирской мудростью и плотскими забавами.

Павел напоминал коринфянам, каким примером он был для них: «Когда я приходил к вам, братья, приходил возвещать вам свидетельство Божье не в превосходстве слова или мудрости, ибо я рассудил быть у вас незнающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого» (1 Кор. 2:12). Он выражал свою проповедь просто, прямо и ясно, давая возможность Слову Божьему проникнуть в их сердца, вместо того, чтобы пытаться убеждать их ловкостью или изобретательностью.

Павел не хотел, чтобы его стиль проповеди, личное поведение, положение в обществе или любые другие внешние вопросы стали камнем преткновения для людей, которым он свидетельствовал. Он любой ценой избегал ненужных преткновений; то есть «для всех [он] сделался всем» (9:22).

Но одного Павел никогда бы не сделал во избежание преткновения — разбавления или изменения самой вести Евангелия. Кстати, его самыми сильными словами было предание анафеме любого, кто таким образом изменяет Евангелие (Гал. 1:8). Он признавал, что сама проповедь о кресте была огромным камнем преткновения для неверующих (Гал. 5:11; Рим. 9:3233; 1 Кор. 1:23), но не избегал её смелого провозглашения (Деян. 19:8; Ефес. 6:20). Он открыто осуждал проповедников, услаждающих слух (2 Тим. 4:35). Поэтому, очевидно, что он и на мгновение не принял бы предположение, что проповедь Евангелия может приспосабливаться, чтобы удовлетворять эгоистичные или плотские наклонности людей. Как и не стал бы он терпеть тех, кто считает, что они должны преодолеть противление и неверие людей, меняя содержание Евангелия или умалчивая о его более трудных требованиях. Он знал, что такой подход приведет к появлению многих лжеверующих. Это и побудило меня сделать следующий вывод в Толковании Первого Послания к Коринфянам:

В итоге, Павел сделался всем для всех, чтобы он мог спасти, по крайней мере, некоторых. Он не шёл на компромисс с Евангелием: он не отступил бы ни на миллиметр и от малейшей истины Евангелия кому-либо в угоду. Но он готов был снизойти к любому, если это хоть как-то помогло бы привести грешника к Христу. Павел никогда не пренебрегал истиной Евангелия, но, благовествуя, он с радостью ограничивал свою свободу. Он не обижал ни иудеев, ни язычников, ни тех, кто с трудом понимал истины Писания.

Если Божье Слово оскорбительно для человека — это проблема самого человека. Если библейское учение, библейские нормы или церковная дисциплина оскорбительны для него — это тоже его проблема. Это значит, что человек не понимает Бога. Но если его оскорбляют или наше поведение, или наши привычки, которые сами по себе вполне приемлемы, то его проблема становится нашей проблемой. Тут уже дело не в законе, а в любви, а любовь всегда требует больше, чем закон. «Кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду; и кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два» (Матф. 5:3941).

Для Апостола Павла смыслом жизни было — жить по Евангелию, проповедовать Евангелие и учить Евангелию. Всё остальное его не заботило. Евангелие было его жизнью. Поэтому он отбрасывал всё то, что могло бы помешать силе и эффективности Благой вести.

Джон Ф. Мак-Артур. «Наша достаточность во Христе». Перевод: С. Омельченко. Славянское Евангельское Общество, © 2005, Второе издание на русском языке.