Процесс поклонения.

Роберт Веббер

Мой совет евангельскому богослужению будет вернуться к исторической четырех-частной модели богослужения как повествования, раскрывающегося в сборе людей, слышании Слова, благодарном праздновании Божьего искупления за трапезой и выходе в мир, чтобы служить Богу во всех областях жизни.

Для того чтобы вернуть эту структуру, евангельским христианам придется поступиться со своей склонностью к программам и представлениям. Правда, к счастью, когда начинаешь понимать библейское учение о поклонении, как в сути, так и в форме исполнения, то показной характер поклонения рушится сам.

Но все-таки нужно обращать больше внимания на то, что происходит в каждом шаге четырех-частной модели. Это задача, во-первых, включает возвращение к сбору людей, как к действиям, в которых община образует из себя Тело Христа. В сборе нужно больше внимания уделять реальности Христа, Главы церкви, Который мистически теперь с нами, тогда появляется молитвенное ожидание в присутствии Божьем.

Во-вторых, необходимо открыть диалогичную природу Божьего Слова. Когда к нам обращается чтец или проповедник, в этом реально присутствует Христос. Нужно пытаться искать методы, как сделать общение народа с Словом более интерактивным. В служении Слова надо вернуть пение псалмов, вопросы-ответы в проповеди и призывные молитвы.

В-третьих, нам нужно вернуть праздничный характер Евхаристии. Сейчас, если посмотреть на Вечерю, она напоминает похоронный марш. Ощущение воскресения можно достичь с помощью молитвенного пения с одновременным возложением рук и помазанием елеем для исцеления.

И, наконец, нужно вернуться к ощущению Божьего присутствия в выходе в мир. Нужно уделять больше внимания тому, как сообщается благословение и как люди посылаются с миссией в мир.

Я надеюсь, что возвращение к исторической четырех-частной модели богослужения приведет к более четкому различию между поклонением и благовестием.

«Визитной карточкой» евангелического христианства всегда была евангелизация, не поклонение. Этот примат благовестия превращает то, что должно быть поклонением в евангелизационное мероприятие. От этого сущность поклонения искажается – от того, чтобы обозначать, оно должно что-то производить. И поклонение превращается в программу или представление вместо разворачивающегося повествования миссии Бога. Итак, возвращение к четырех-частной модели, как отличительной черты leiturgia, должно яснее показать отличие поклонения от евангелизационной программы.

Богослужение и культура

Остался еще один вопрос, который нужно рассмотреть – евангельское поклонение в изменяющемся мире, – мире который сформирован постмодернистской культурой. Я уже говорил, что подлинное поклонение отличается троичностью содержания и четырех-частностью в форме. Но поклонение нужно контекстуализировать для культуры, в которой мы живем. Поэтому нам предстоит ответить на следующие вопросы: какие влияния культуры постмодерна должно учитывать евангельское богослужение? Как будет выглядеть подлинное библейское поклонение, контекстуализированное для этой культуры?

Изменения в культуре постмодерна

Термин «постмодернизм» стали использовать практически во всех отраслях знаний, как то: постмодернистская философия, постмодернистская наука, литература, политика и экономика. Такое разнообразие в употреблении слова говорит нам, что за ним стоит сложное и неоднозначное явление. Я буду использовать этот термин только, чтобы обозначить революционные изменения, сформировавшие наш мир. В формате этой статьи я могу только вскользь упомянуть, какие это революции и сделать наброски выводов, какие изменения не терпят отлагательств в евангельском богослужебном собрании.

Во-первых, посмотрите, какие изменения в обществе произошли благодаря компьютеризации и средствам связи. Тот мир, который раньше был за горами, неведомый нашему опыту, стоит сейчас у нашего порога. В результате – рост плюрализма, люди знают много конкурирующих мировоззрений и по-новому задают вопрос, насколько уникально христианское поклонение? Как минимум, евангельским христианам нужно четче выражать послание своей веры, как оно выражается всей Церковью, и что это означает для отношений католиков, православных и протестантов, и как наше повествование соотносится с вестью других вер.

Во-вторых, революция в понимании истории увела общество от эволюционного подхода, родившегося в XIX веке. Евангельские христиане находились под влиянием этого взгляда на историю в том, что считали прошлое несущественным, а только будущее имело значение. Поколение 60-х годов, продукт революции того времени, отвернулось от всякой традиции и ввело как новое начало христианства современное богослужение, ориентированное на невоцерковленных людей.

Поколение миллениума, которое составляет следующее поколение лидеров евангелической церкви, уже не разделяет взглядов своих родителей. Они осторожно относятся к будущему и отдают долг прошлому. В них живет ностальгия по тому, что было, желание вернуться к древней литургии, жажда богатой внутренней жизни и глубине.

Третье – это революционные изменения в науке. Теория относительности Эйнштейна и квантовая физика изменили взгляд на мир. Ньютоновское механистическое мировоззрение, делающее упор на познаваемости мира, уступило место более динамичному и взаимосвязному взгляду на мир, в котором много сложного и таинственного. Такое отношение взаимозависимости привело к новому ощущению важности сообщества, более смиренным притязаниям на познавательные способности и новому интересу к экологии и естественному порядку, в котором может благоденствовать человек.

Четвёртая революция, повлекшая появление постмодернистской культуры, – это изменения в философии. Понимание взаимосвязи всех и вся поставило под вопрос прежние убеждения об абсолютном разграничении объекта и субъекта и как следствие – убеждения, что возможно достичь объективной истины. В постмодернистской науке объект и субъект – оба относятся к теории взаимосущности. Новая наука должна настроить нас на более смиренный подход к таинственному и неоднозначному.

Пятая революция, произошедшая от изменений в научной и философской области, – религиозная. Модернистская наука и философия породили религиозный скептицизм и убежденный атеизм, в то время как постмодернистская наука и философия дают прямо противоположный эффект. Явным следствием открытия таинства является интерес к потустороннему, к духовному миру и обращение к собственной духовной жизни.

И, наконец, революция в области коммуникации приводит нас к тому, что от исключительной роли печатной продукции (текста) люди переходят больше к образному, визуальному восприятию. Наш мир стал миром изображений и символов. Это изменение зажгло новый интерес к творчеству и воображению.

Эти шесть революционных изменений (социальное, историческое, научное, философское, религиозное и коммуникативное) – только самые явные из происходящих перемен. Каким же образом, спросим мы, это оказывает влияние на поклонение евангельских христиан?

Перевод Ю. Тамуркина

Газета Мирт №3-4 (64), 24.09.2011.

gazeta.mirt.ru