Что мы знаем о фрилансерах. Часть 2

Денис Стребков, Андрей Шевчук.

Лекция прочитана в рамках цикла «Мифы российского общества», организованного Фондом Егора Гайдара.

Чем привлекательна работа фрилансера

Теперь все-таки о том, чем привлекает фриланс тех людей, которые туда приходят. Этот вопрос уже задавался в контексте, что значит фриланс для занимающихся им людей, какие преимущества фриланса они видят для себя. Действительно, первые три пункта показывают, что для фрилансеров главное в том, чем они занимаются, — это свобода. Свобода — это их ключевой мотив и стимул к выбору этой формы занятости. Свобода — в чем? Прежде всего, свобода в распоряжении временем. Гибкий график, возможность выбирать время, когда удобно работать, не зависеть ни от кого. Второй пункт — это свобода в выборе места, где ты работаешь. То есть тебе не надо ездить в офис, ты можешь работать из дома, и большинство фрилансеров работают из дома. Какой-нибудь коворкинг, лофт или еще что-нибудь. И третий пункт — это свобода заниматься тем, чем ты хочешь. Выбирать себе проекты по душе, делать то, что тебе интересно, а не то, что тебе поручили сверху. Три первых пункта про свободу.

Андрей: Денис, на самом деле тут все пункты про свободу — отсутствие начальства, свобода от корпорации.

Денис: Да, но это уже независимость. Свобода — независимость. Отсутствие начальства и постоянного контроля. Отсутствие привязки к каким-то корпоративным правилам, корпоративным институтам, корпоративным ценностям, дресс-коду. Работа зависит только от самого фрилансера, от его усилий. И ему не надо ориентироваться на других людей. Он независим. Это, кстати, очень важная характеристика — ее для себя отметила половина опрошенных. То есть фрилансеры в каком-то смысле действительно индивидуалисты. Они не хотят работать в команде с другими людьми. Они не хотят зависеть от того, что кто-то другой накосячит. Они предпочитают сделать всю работу самостоятельно. В этом их преимущество. Может быть, для кого-то это и слабость.

Но легко ли быть фрилансером? То есть людям вроде бы хорошо. Они свободны. Они занимаются, чем хотят, где хотят, получают неплохую заработную плату, хотя мы о ней и не говорим. Но достойны ли они того, чтобы их как-то преследовать, или они в общем и так уже страдают? Немножко все-таки страдают. Что им не нравится в их работе? Какие недостатки фриланса они замечают, на что они обращают внимание? Конечно, самым первым пунктом — финансовые риски. Далеко не все фрилансеры являются суперпрофессионалами, у которых выстраивается очередь из заказчиков и нет отбоя от новых проектов. Им приходится прилагать существенные усилия, чтобы эти проекты найти, и далеко не всегда это возможно сделать. От этого зависит, собственно, и нестабильность и непредсказуемость их доходов.

Рынок фрилансеров достаточно высококонкурентный. На биржах удаленных работ, если выпадают какие-то проекты, можно видеть, как в течение секунд падают предложения от фрилансеров. То есть ты должен успеть за 50 секунд ответить на проект, пока тебя не опередили. И, конечно, многих такой темп жизни не очень устраивает. Особенно новичков и людей не очень квалифицированных, которые не имеют еще достаточно рейтинга и репутации в этом сообществе. Высокие риски связаны и с вероятностью обмана со стороны заказчиков. Действительно, мы привыкли думать о фрилансерах как о людях ненадежных, которые могут затянуть проект, достаточно вольно отнестись к задачам и просто исчезнуть, и в этом смысле им доверять не стоит. Но и они точно так же терпят от заказчиков. Точно так же и заказчик может исчезнуть, когда проект уже выполнен и отправлен ему. Фрилансерам могут задерживать деньги.

У фрилансеров отсутствуют социальные гарантии. Это, например, касается пенсионного обеспечения, всяких льгот, больничных, выплат. Если фрилансер заболел, это его собственные риски. Не может работать — не получает деньги. Кроме того, многим людям трудно работать в домашней обстановке. Сидит фрилансер, у него на плечах ребенок, тут же жена готовит борщ — «сходи за картошкой, у нас закончилась картошка, вынеси ведро, отведи ребенка в школу, забери ребенка из школы». Предполагается, что если человек сидит дома, то он вроде как не работает. Тоже есть такое распространенное суждение. И фрилансеры говорят об этом в ходе интервью, что их близкие считают, поскольку они сидят дома, то как бы не работают, и их можно в любой момент нагрузить.

Андрей: И ничего страшного, если отвлечь на минутку.

Денис: Да, ничего страшного. Конечно, многих это выбивает из колеи. 30% отмечают недостаток общения с людьми. Несколько лет назад появилась грустная картинка — корпоратив фрилансера. Когда сидит такой грустный фрилансер в колпачке, открыта бутылка, и он один. Ему не с кем общаться, ему не с кем взаимодействовать. Это действительно важная проблема.

Андрей: Давайте еще обратим внимание на то, что вы, наверное, уже заметили. Некоторые вещи, отмеченные ранее как преимущества, называют и как недостатки. Люди видят их совершенно по-разному. Некоторые говорят, что они сами могут все организовывать, а другие жалуются на проблему самоорганизации и самоконтроля.

Денис: Да, на самом деле одно и то же воспринимается очень по-разному.

Следующий момент касается трудовых траекторий фриланса. Как люди приходят во фриланс, как они там себя ощущают и кем они хотят работать в будущем. Действительно ли у них есть общая трудовая карьера, траектория или это несколько различных путей. Среди таких крупных типов, которые легко выделяются, первая — это стратегия адаптации. Многие люди приходят во фриланс вынужденно. Для них это возможность временно переждать какие-то внешние экономические неприятности. В 2008 году, когда мы начали это исследование, количество фрилансеров достаточно значительно увеличилось именно после финансового кризиса. То есть это некая временная, тихая гавань, в которой люди пережидают внешние неприятности, но потом они планируют вернуться к нормальной работе, в офисе, в организации. Стать уважаемыми людьми. А сейчас они пока, так сказать, на обочине трудовой деятельности.

Еще для кого-то фриланс является путем к предпринимательству. Когда мы задавали вопрос о том, кем вы видите себя через пять лет, это был самый популярный ответ. Практически 40% опрошенных говорили о том, что через пять лет они хотели бы иметь собственный бизнес с наемными работниками. То есть для них фриланс — это некая ступенька, школа предпринимательской активности. То есть фактически мы наблюдаем некое зарождение новой предпринимательской ячейки в России.

Андрей: То есть здесь фриланс тоже получается временный.

Денис: Да, временный, переходный этап — только не к наемной работе, а к предпринимательской деятельности. И последняя третья группа — это та группа, которая считает, что фриланс действительно навсегда. Это люди, которые выбирают фриланс как долгосрочную устойчивую карьеру, которые видят себя фрилансерами не только сейчас, но и в будущем. Даже те, кто пока еще совмещает с работой в офисе, планируют навсегда покинуть офис и стать фрилансером, когда у них будет достаточно социальных связей и нормально развитая сеть контрагентов-партнеров.

На самом деле средний стаж фрилансеров очень небольшой — по нашей последней переписи, всего четыре года. Хотя, конечно, среди них есть много новичков, которые пришли только что, в течение последнего года. Но есть и люди, которые имеют стаж в качестве фрилансеров более десяти лет. То есть с точки зрения стажа группа тоже неоднородная.

Фрилансеры в целом очень неоднородны. Мы выделяем пять основных групп фрилансеров в зависимости от того, с какими другими видами деятельности они сочетают свою работу. Первая группа очень большая — 40% — это совместители. Фрилансеры, которые работают в какой-то организации, имеют трудовую книжку, но в свободное время — или, кстати, в рабочее — занимаются деятельностью совершенно посторонней. Работают на других заказчиков. Находят себе контракты и работают в качестве фрилансеров. Вторая группа — предприниматели. Люди, которые работают самостоятельно, делают какие-то проекты, но в то же время у них уже есть некий зародыш собственного бизнеса. Они уже нанимают других людей, уже могут передавать часть заказов контрагентам, партнерам и так далее. Третья небольшая группа — студенты. В начале нашей первой переписи она была значительно больше, но потом стала сокращаться. Четвертая группа — домохозяйки. Это тоже вынужденные фрилансеры. Во многом для них, как и для студентов, фриланс — также переходный этап. Ясно, что домохозяйки — это скорее всего женщины, которые сидят дома с маленькими детьми. Когда ребенок вырастает, они вполне могут прекратить быть фрилансерами, уйти в офис. Хотя, возможно, некоторые останутся ими, если им понравится. И самая интересная группа для нас пятая — это чистые фрилансеры. Их в нашей выборке — треть. И эта группа за время наших исследований существенно выросла — с 25% до 34%. То есть это люди, для которых фриланс — основной, единственный, главный источник заработка, и больше они нигде не работают.

Фрилансеры — бездельники? Тоже, в общем, предполагается, что поскольку человек может сам выбирать, когда и где работать, то он будет работать меньше. На самом деле оказывается, что нет. По нашей статистике, фрилансеры трудятся существенно больше, чем наемные работники. Средняя продолжительность рабочей недели у фрилансера — 52 часа, а 30% заявили, что работают больше 60 часов в неделю. Конечно, эти цифры очень неравномерно распределены по пяти предыдущим группам. Самые трудоголики — это совместители. То есть люди, у которых есть наемная работа, и они вынуждены еще зарабатывать фрилансом. Вот у них средняя продолжительность работы — 60 часов. У предпринимателей чуть меньше — 57 часов. А у чистых фрилансеров — 48 часов, то есть более или менее сопоставимо с наемными работниками.

Андрей: Целый лишний день.

Денис: Ну, лишний день, да. Но, в целом, многие тоже задерживаются в офисе, не все работники работают восемь часов строго по звонку. Мы должны сравнивать фрилансеров все-таки не с работниками заводов и фабрик, а с такими же людьми, как они. То есть с людьми, которые используют компьютер и интернет в своей работе, которые работают в офисах. В принципе занимаются той же самой работой, но по-другому ее организуют.

Гибкий ли график у фрилансеров? Безусловно, гибкий. Поскольку они могут сами выбирать время, когда работать. Но, как ни удивительно, многие фрилансеры этим не пользуются. Действительно, у нас есть довольно большая группа — 60% — это те люди, которые работают с 21 до 24 часов, когда в принципе пора бы уже спать ложиться.

Андрей: Каждый третий работает в три часа ночи.

Денис: Ну, не в три часа ночи, а в интервал с полуночи до трех. Мы брали такие трехчасовые интервалы и спрашивали: «В какие интервалы вы обычно работаете?» Но все-таки у людей, для которых фриланс — единственный источник заработка, график имеет вид горба с максимумом от 12 часов до 18. То есть в принципе фрилансеры выбирают для работы то же самое рабочее время, что и наемные работники. Но поскольку они работают больше, им приходится дополнительно работать допоздна.

Андрей: Тут интересный вопрос про гибкость. Фрилансер вправе выбирать, когда работать, но если ты работаешь очень много, значит ты работаешь всегда. И гибкость проявляется в мелочах, в смысле, что ты можешь прерваться на чуть-чуть.

Денис: У домохозяек эта гибкость очень видна. Если посмотреть на график, который имеет излом в районе 18–21 часов, то можно предполагаем, что это как раз то время, когда муж приходит с работы, его надо кормить, надо заниматься детьми, надо укладывать их спать. И поэтому у домохозяек в этот период провал. Но как только все уложены, успокоены, они снова выходят на работу, и график подскакивает.

Андрей: Но ты знаешь, я сейчас смотрю на все это, и меня поражает, что все эти разные типы фрилансеров все-таки сходятся в линию вечерне-ночной работы — и стабильно сидят, одинаково, ничто их здесь не различает. Хотя есть еще совместители, которые в рабочее время на своей основной работе занимаются чем-то не тем.

Денис: Но проследить это сложно. Допустим, дизайнер берет заказ, тихонечко его откладывает и занимается выполнением какой-то работы. Или берет неделю на выполнение этого заказа, хотя мог бы сделать его за три дня, а оставшееся время распределяет на дополнительную работу.

Работают ли фрилансеры в теневом секторе экономики? Это такой момент, который все больше и больше двигает наше государство к изучению этой группы и к попыткам ее легализовать. И действительно мы видим, что фрилансеры не очень-то стремятся заключать договор с заказчиком. То есть четверть из них договаривается с заказчиком устно. Потрясающе, насколько они на этом рынке доверяют друг другу. Еще почти половина официальный договор не составляет, а решает все рабочие вопросы где-то в ходе переписки по электронной почте или в чатах. У них, по крайней мере, будет некий материал, к которому можно обратиться в случае конфликта. И лишь 12% фрилансеров — это удивительная цифра, мы три раза проводили нашу перепись, и каждый раз получали ровно эту цифру — заключают официальный договор.

Конечно, у того, что фрилансеры работают в тени, как правило, неформально заключая договор с заказчиком, есть своя обратная сторона. Естественно, они подвержены рискам оппортунизма со стороны заказчика. Заказчики не всегда ведут себя добросовестно по отношению к ним и допускают разного рода нарушения. 88% фрилансеров за год так или иначе сталкивались с нарушением договоренностей, и у 22% проблема так и не была разрешена. Хотя по большей части проблему все-таки удается решить, деньги выплачиваются, договоренности соблюдаются. Наиболее популярные проблемы — это задержка с оплатой, изменение задач, внезапное сокращение сроков и невыплата гонорара, частичная или полная. То есть в общем-то фриланс — это действительно риск. Фрилансеры не очень-то защищены на этом рынке.

Андрей: Мне очень понравилось, что зал при голосовании согласился с утверждением, что фрилансеры — это агенты новой экономики. Мы хоть и пытаемся быть беспристрастными учеными, но я тоже двумя руками утверждаю, что это так.

Денис: Мы любим фрилансеров.

Андрей: И не только поэтому. Во фрилансе мы видим сочетание множества признаков и качеств, которых не хватает российскому рынку труда и российской экономике в целом. Если бы наши российские работники обладали характеристиками, которые я сейчас назову, я думаю, жить было бы лучше, а не только веселей.

Фрилансеры — это новое поколение работников, которые не только молоды в смысле энергии и силы, так что способны работать по ночам, но и свободны в своих ценностях. Они прошли социализацию в другое время. Им не внушали, что надо работать все время на какие-то крупные корпорации, что предпринимательство и личная активность — это плохо. Они понимают, что есть личная ответственность. У них высокий уровень образования. Мы все говорим про диджитал-рынки, и они обладают высоким уровнем цифровой грамотности. В этом смысле они агенты новой цифровой экономики, они обладают навыками, которыми огромное количество работников в России не обладает. Они представляют новые профессии и сферы деятельности, которые будут только развиваться. Очень важна во фрилансерах их самостоятельность и проактивность. То, что они могут отвечать за себя, то, что они способны себя организовать, то, что вы видели в ценностях, — они хотят инициативы, они хотят брать ответственность на себя. Это то, что отличает их от большой массы российских работников.

Одним из важнейших пунктов я считаю независимость фрилансеров от государства. Наши российские социологи говорят, что, если внимательно посмотреть на наш рынок труда и вообще на наше общество, у нас огромное количество людей, целыми профессиями и заводами, зависит от государства. Они работают в государственных и полугосударственных организациях, на государственных контрактах, живут на государственные деньги, ждут от государства помощи и так далее. Когда я начал заниматься фрилансом, я оглянулся и решил понять, какие люди вокруг от государства не зависят. Должен признаться, что сам я тоже завишу от государства. Я работаю в государственном университете, я получаю зарплату от государства. Поэтому тем, кто тут поднял руки, что он фрилансер, я хочу пожать руку и пожелать, чтобы таких людей в нашем обществе было больше.

Мы это не исследовали, но что-то мне подсказывает, что с этим связана еще и гражданская позиция, активность и вообще человеческое мировоззрение, когда человек способен жить самостоятельно, без государства и созидать благосостояние себе и окружающим людям. Как мы видели, во фрилансе есть огромный предпринимательский потенциал, что многие через фриланс становятся предпринимателями, а я вам сказал, как мало у нас предпринимателей. Значит, это кузница предпринимательских кадров. И в самом широком смысле этих людей можно назвать социальными новаторами. Они следуют совершенно новому в России типу трудовой практики и вообще стилю жизни, который воспринимается обществом в штыки и где-то не понимается.

Нам в интервью фрилансеры, особенно молодые мамы, все время говорят: «Я маме не говорю», или «Мама не понимает», или «Друзьям я что-то сочиняю».

Денис: Думают, что безработный или бездельник.

Андрей: «Когда говорю, что фрилансер, надо мной смеются». В общем, пока еще нельзя произнести гордо: «Я — фрилансер». В общем фрилансеры — это действительно агенты новой экономики. Неужели мы рассмотрели все 18 мифов?

Денис: Да. Если вам понравилось и вы хотите узнать больше об этом рынке и о том, как он устроен, то есть книга, которую мы издали по итогам трех переписей. В ней изложены наши ключевые результаты, плюс опубликовано несколько статей последних лет, посвященных отдельным темам — трудовым траекториям, инновационным практикам и трудовым ценностям. Все. Но, может быть, у вас есть какие-то другие мифы о фрилансерах, которые вы знаете, а мы нет

kommersant.ru