Евангельские рассказы о чудесах.

Джон Дрейн.

Сами евангельские рассказы вызывают несколько существенных вопросов о чудесах Иисуса.

Некоторые ученые, исследуя историю создания Евангелий при помощи метода анализа форм, утверждали, что рассказы о чудесах в их литературной форме очень похожи на подобные же истории, обнаруженные в эллинистической литературе. Особое внимание привлекали кажущиеся параллели между евангельскими рассказами и историями о каппадокийском провидце и чудотворце I века из книги «Жизнеописания Аполлония Тианского», написанной в III веке Филостратом. Это не очень удивляет, ведь истории о чудесах Иисуса были впервые записаны греко-говорящими людьми, которые, естественно, использовали привычные им литературные формы и приемы. Авторы, принадлежавшие к одной и той же культуре, рассказывавшие о похожих событиях, употребляют один и тот же язык.

Так называемые «параллели» между Аполлонием и Иисусом свидетельствуют в пользу приоритета евангельской традиции. Эллинистические истории написаны не только значительно позднее, чем Новый Завет, но и с явной целью составить конкуренцию христианскому «чудотворцу». Если говорить о какой-либо зависимости одного текста от другого, разумнее предположить, что более поздние авторы сознательно излагали свои истории, подражая евангельским рассказам, а не наоборот. В любом случае, сходство литературной формы говорит нам об исторических фактах. (Более подробное обсуждение анализа форм см. в главе 10.)

Хорошо известно, что со временем знаменитым людям начинают приписывать всякие замечательные деяния. Эту тенденцию можно обнаружить в легендах, связанных с именами множества средневековых святых. И, несомненно, нечто подобное происходило и с повествованиями об Иисусе. Многие так называемые «апокрифические Евангелия», написанные во II веке, следуют этой тенденции: в них рассказываются всевозможные истории о странных и нелепых чудесах Иисуса. Время от времени отдельные истории о чудесах из Матфея и Иоанна перекликаются с рассказами из апокрифических Евангелий, но в целом не существует убедительных доказательств в пользу предположения, будто именно апокрифы послужили источником чудесных историй новозаветных Евангелий.

Дата написания новозаветных Евангелий гораздо ближе к описываемым событиям, чем требуется для развития подобных мифологических наслоений. Самые ранние предания о жизни Иисуса обрели фиксированную форму уже к концу 40–х годов, то есть через пятнадцать лет после Его смерти. Сами же Евангелия стали приобретать свою окончательную письменную форму около 65-70 гг. н.э., то есть всего лишь через тридцать пять лет после смерти Иисуса. Для процесса сознательной мифологизации нужен гораздо больший срок. В пору создания Евангелий еще были живы очевидцы описанных в них событий, которые, несомненно, исправили бы любую историю, если бы она расходилась с образом Иисуса, каким они Его помнили.

Также бросается в глаза поразительная разница между чудесами новозаветных Евангелий и историями, рассказанными об эллинистических «божественных мужах», или средневековых святых, или даже о Самом Иисусе в апокрифических евангелиях. Например, в Новом Завете нет ничего похожего на фантастическую историю из «Арабского Евангелия детства», где рассказано о том, как Иисус превратил трех коз, найденных в печи, в трех детей. Даже история из «Евангелия детства от Фомы» о том, как Иисус превратил в субботу двенадцать глиняных птиц в живых воробьев, резко отличается от тех историй, которые находятся в Новом Завете. Легендарные рассказы о чудесах почти всегда призваны наглядно продемонстрировать сверхъестественные возможности. Но в четырех канонических Евангелиях нет ничего подобного. Они ясно дают понять, что Иисус совершал чудеса не для того, чтобы удовлетворить праздный интерес зевак. Когда фарисеи попросили Иисуса совершить чудо, чтобы удовлетворить их любопытство, Он ответил им совершенно однозначно: такого рода «зрелища» не имеют никакого отношения к тому, что Он делает (Матфея 12:38-42; Марка 8:11-12; Луки 11:29-32).

Существенно также, что Иисус предстает чудотворцем уже на самых ранних этапах возникновения евангельской традиции. Считается, что источник Q (см. главу 10) представляет собой раннее собрание речений Иисуса, но и в нем упоминается одно чудо — исцеление слуги римского сотника (Матфея 8:513; Луки 7:1-10) — и также утверждается, что Иисус часто совершал чудеса. Именно в Q ученикам Иоанна Крестителя велено было сообщить своему наставнику об увиденных ими чудесах (Матфея 11:1-19; Луки 7:18-35), а города Галилеи были осуждены, потому что не раскаялись, несмотря на множество совершившихся в них чудес (Матфея 11:20-24; Луки 10:13-15).

Часто указывают, что по крайней мере в двух искушениях Иисуса Он решительно отвергает предложение творить чудеса (Матфея 4:111; Луки 4:113). Сатана предлагал Ему превратить камни в хлеб, броситься с крыши Храма, оставшись при этом невредимым, но Иисус отказался и от того и от другого чуда. Но мог ли Он в таком случае, совершить во время Своего земного служения сходное чудо — насытить пять тысяч, после чего толпа попыталась провозгласить Его царем (Иоанна 6:1-15)?

Это не такой уж важный вопрос, как может показаться на первый взгляд. Он действительно возникнет, если видеть в Иисусе только чудотворца. Древний мир был полон магов, которые пользовались своим искусством, чтобы продемонстрировать собственные силы и значение. Но тональность евангельских историй совсем иная: чудеса Иисуса совершаются не ради власти, а ради смиренного служения Богу и из любви к людям. Чудеса, как и Его учение и проповедь, призывают к вере и послушанию тех, кто испытал чудо на себе или был его очевидцем.

Невозможно не заметить, что самые различные свидетельства о чудесах Иисуса звучат на редкость единодушно. И еврейские, и христианские источники подтверждают, что Иисус совершал замечательные дела, и, хотя каждая история о чудесах позволяет делать самые разные выводы, было бы неразумно попытаться вовсе удалить элемент чудесного из евангельской традиции.

В то же время Евангелия никогда не дают нам оснований полагать, будто чудо — это самоцель: подобно многим другим сторонам служения Иисуса, их реальная важность состоит в том, что они способствуют передаче Его главной вести о Царстве Божьем, потому что чудеса Иисуса — образец того, как Бог ведет себя в этом мире.

Путеводитель по Новому Завету. Пер. с англ. / Джон Дрейн — М: Триада, 2007. — 620 с. John Drane. Introducing the New Testament by Lion Publishing pic, Oxford, England.