Про мажоров и людей: что не так с отпрысками богатых родителей.

Мария Бухарова, Александра Рыкова

Сын вице-президента «Лукойла» Руслан Шамсуаров, попавший в громкий скандал с обвинением в изнасиловании, вчера заявил о своей невиновности. По информации «Известий», молодой человек утверждает, что обвиняющая его 23-летняя ростовчанка Вероника Максимова возводит напраслину, а сама работала в сфере эскорт-услуг. По делу начата следственная проверка, а «Известия» решили разобраться: что не так с нашими «мажорами»? Почему дети высокопоставленных чиновников и олигархов слишком часто стали фигурировать в новостях в сомнительном свете?

Руслан Шамсуаров впервые прославился два года назад после устроенной вместе с друзьями, среди которых была дочь владельца мясной компании «Нучар» Мара Багдасарян, прямой сетевой трансляции гонки, которую вели за его Gelandewagen сотрудники ГИББД. Тогда молодому предпринимателю было всего 20 лет. Сама Мара также известна своей любовью к демонстративно злостным нарушениям ПДД и уклонению от выплаты штрафов и назначенных ей общественных работ.

Скандальную и одновременно трагическую славу приобрел несколько лет назад и 23-летний Ларион Вуокила, сын миллиардера, экс-совладельца сети «М.Видео». За рулем Ferrari на огромной скорости он насмерть сбил пенсионера. Дело было закрыто после того, как родственники погибшего в качестве компенсации получили от семьи Вуокила 4 млн рублей.

Сын крупного торговца драгоценностями Томас Левиев также за рулем Ferrari, намного превысив разрешенную скорость, три года назад вылетел на встречку и протаранил два автомобиля. Травмы получили трое, а уголовное дело было быстро закрыто за «примирением сторон».

Внук миллиардера-девелопера Григорий Мамурин прославился пару лет назад странным увлечением. Он заставлял москвичей унижаться за деньги на видео — раздеваться догола, лизать его ботинки — за вознаграждение от 5 до 15 тыс. рублей. Позже, когда с подачи СМИ эти выходки чуть не довели его до уголовного дела, молодой человек назвал их «социальным экспериментом». И снова сошло с рук. Мы могли бы долго продолжать перечисление подобных случаев, они на слуху.

Кажется, что в России, особенно в столице, выросло какое-то особенное поколение «мажоров», пренебрегающее всеми общественными нормами. Эксперты говорят, что во всех странах и эпохах примерно таким было первое поколение детей быстро разбогатевших предпринимателей.

По наблюдениям психолога Антона Фатеева (специализируется на семейных отношениях клиентов с высоким достатком), часть наших богатых людей из-за постоянной нехватки свободного времени подменяют заботу и любовь к своим детям материальными ценностями. Растущие в богатых семьях дети не получают необходимого опыта выстраивания межличностных отношений, не чувствуют границ между «хорошо» и «плохо».

— Очень богатые люди и их дети часто ориентированы нарциссически, у них такая структура личности. Это связано с тем, что родители, не уделяя детям должного внимания, склонны откупаться от собственных детей подарками.

Антон Фатеев считает, что и сами дети-«мажоры», видя такой пример, привыкают откупаться от проблем. Трудности с ощущением границ дозволенного бывают у детей из любых семей, поясняет психолог, но бедные садятся в тюрьму, а богатые остаются безнаказанными. Ситуация изменится не раньше, чем общество поборет коррупцию и «мажоры» будут знать, что для них не бывает поблажек.

— Это поколение в целом не отличается от других детей богатых родителей, — говорит декан факультета социологии и политологии Финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов. В этом вузе учится много детей статусных родителей.

— Дети богатых родителей вообще не отличаются от обычных, если их не выделять из общей среды, — считает Александр Шатилов. — У нас богатые мальчики и девочки часто отчисляются за непосещение или нарушения. Зная это, другие такие же встраиваются и нормально учатся.

В США в 1990-е годы также столкнулись с ростом антиобщественных выходок представителей «золотой молодежи». Нынешнее же поколение американских «мажоров» ведет себя скромнее, говорит один из них.

Джастин Алькейд, 24-летний бизнесмен с Уолл-стрит, мать которого входит в список Forbes, рассказал «Известиям», что учился в обычной школе и не имел привилегий.

— В университете также никто не знал, кто мои родители и сколько у меня денег. Я ездил работать волонтером в Нигерию и привык, что всего нужно добиваться самому. Это очень характерно для сверстников из моего окружения.

В каждом неприглядном поступке «мажора» есть большая доля вины родителей, считает Александр Шатилов. Он рассказал, что в его вузе принято после совершения студентом проступка (если это не тяжкое преступление) проводить жесткую беседу с его статусными родителями, которые не хотят получить имиджевые потери при огласке выходки. Обычно этого хватает, чтобы антиобщественное поведение «мажора» не повторилось в будущем.

iz.ru