Трамп — новый тип президента США: долой «тухлую» преемственность, прочь «трусливую» стабильность.

Эдвард Люттвак об уникальном характере правления Трампа.

Егор фон Шуберт

Эдвард ЛЮТТВАК – всемирно известный специалист по военной стратегии и геополитике. Консультирует Совет национальной безопасности и Госдепартамент США, был советником президента Рональда Рейгана. Автор ряда книг по истории стратегической мысли, среди них: «Стратегия: Логика войны и мира», «Стратегия Византийской империи» и «Возвышение Китая наперекор логике стратегии». О стратегических намерениях Трампа – сделать, то, что не удавалось другим президентам США — с ним беседует независимый журналист Егор фон ШУБЕРТ.

– Если говорить о стратегии, чем президент Трамп сейчас занимается на этом поприще?

– На мой взгляд, Трамп сейчас занимается тем, что берется за решение проблем, которые в прошлом долго оставались на обочине по причине того, что считались нерешаемыми. Он берется их решать – одну за другой. Последний пример – это Северная Корея. Во-первых, вначале он очень эффективно усилил санкции в отношении страны с ограниченных до максимальных. А во-вторых, он ясно дал понять северокорейскому правительству, что он заинтересован исключительно в денуклеаризации, а не в смене режима. Все это вылилось в сингапурский саммит, а также в прекращение испытаний ракет и ядерных зарядов. А теперь Трамп дал Пхеньяну шесть месяцев с сингапурской встречи до начала процесса полной денуклеаризации: реального уничтожения оружия и нейтрализации оборудования. Если по прошествии хотя бы четырех месяцев не будет признаков реального процесса начала уничтожения ядерного оружия, в том числе под наблюдением американских инспекторов в Северной Корее, то санкции не будут сняты и господин Трамп будет вынужден принять в отношении Пхеньяна до 27 новых особых ограничительных мер.

Таков же подход Трампа и в отношении иммиграции. Все кричали: мы не можем контролировать границу! Бывшему Советскому Союзу, к примеру, как-то все-таки удавалось жестко и надежно контролировать и гораздо более протяженную границу. Но американская общественность все продолжает настаивать на невозможности решить пограничный вопрос. Президент же Трамп считает, что мы можем контролировать границу с Мексикой, и он это делает.

Конечно, все его нынешние действия вызывают порой недоумение, удивление и выглядят абсолютно новыми. И да, еще одна вещь. Страны НАТО больше не хотят тратить деньги на оборону, но при этом хотят, чтобы их защищали. Трамп отправился на встречу со странами – членами альянса и сказал: нет, ребята, если вы не готовы сделать достаточно, чтобы защитить самих себя, то не просите нас защищать вас. Это вызвало большой скандал. Госпожа Меркель сказала ему, что Германия не может тратить на это больше денег. Они уже тратят 1,3% ВВП на эти цели, а это максимум того, что может позволить себе Берлин. (Америка, к примеру, тратит почти 4% ВВП.) В ответ на это Трамп отказался жать ей руку и более-менее активно общаться.

Таким образом, Трамп борется с проблемами, которые до него никто даже и не пытался решать. Он готов это делать, даже если это будет вызывать скандалы и крики окружающих. Господин Трамп порвал с преемственностью, он не мистер Стабильность и не господин Спокойствие. Это новая американская революция! Обама был человеком, который никак не реагировал на то, что происходило в Сирии, или, например, когда Китай строил базы на юго-западе Тихого океана. Он не делал ничего и, более того, был очень спокойным, даже тихоней. Трамп же бросается в глаза, при нем новая американская революция набирает обороты. Его курс противоположен тому, что было до него, и это действо будет продолжаться. Трамп – противоположность Обамы, точно так же, как последний был антиподом Буша-младшего.

– После саммита G7 было очевидно, что Трамп до смерти устал от Европы. Что происходит по обоим берегам Атлантики?

– Нет, Трамп не был раздражен, он был именно оскорблен. Канцлерин Ангела Меркель говорит ему, что мы не можем тратить больше денег на оборону, при этом правительство не знает, на что потратить дополнительные доходы. На фоне этого журнал Spiegel публикует статьи, в которых пишет о том, что только к одному танку из трех есть запасные части, остальные стоят прикованными к земле. Возможности ВВС точно так же ограничены из-за плохого снабжения. И после этого Меркель говорит о том, что если будут дополнительные деньги, то они еще подумают, на что их тратить.

А Трамп был краток: в текущей ситуации, когда немецкая военная машина фактически парализована недофинансированием, деньги надо тратить на армию. Все это лично очень разозлило Трампа, оказалось, что аргументы германского правительства просто не выдерживают критики. То же самое касалось и вопросов торговли. Германская позиция сводилась к следующему. У нас наличествует восьмипроцентный положительный рост сальдо торгового баланса каждый год, но мы ничего не собираемся менять в этой ситуации. Что означает, что Германия и дальше будет экспортировать безработицу, это уже привело к неприятным последствиям, в числе которых и Брекзит, например, а также рост анти-евросоюзных настроений по всей Европе. Но эта проблема появилась не при Трампе. Обама сталкивался с тем же самым, но он был очень вежлив. А Трампу не нравится быть вежливым, более того, он не боится быть грубым.

– Новая американская политика в отношении ЕС, новый формат отношений между ними могут привести к изменению точки зрения Европы в отношении России?

– Нет, не приведут. Потому что Россия оказывает давление на Европу каждый день. Война в Украине происходит у порога ЕС, а не США. Рост неприятия России и сопротивление ее политике будут нарастать. И тот факт, что есть отдельные исключения, например, Лига Севера в Италии, глава которой выступает за улучшение отношений с Москвой, точно так же, как и Трамп, не должны вводить в заблуждение. Просто Италия на себе этого российского давления фактически не ощущает. Она далеко от линии огня, но те страны ЕС, которые находятся рядом, будут продолжать реагировать очень резко.

– Я не могу не спросить вас о личных взаимоотношениях Путина и Трампа. Чего вы ожидаете?

– Я думаю, Трамп надеется, что Путин примет решение отказаться от образа США как врага для поддержки собственного правления. А чтобы это произошло, он должен принять тот факт, что Трамп действительно хочет улучшения отношений, вместо того чтобы думать, что все это не так уж и важно, ведь Трамп очень скоро уйдет, а Конгресс ничего этого не позволит. Он может придерживаться в отношении Трампа следующей точки зрения. Трамп хочет улучшить отношения с Россией, что есть правда, и я уверен, что Путин знает, что это действительно так. Это позволит занять позитивную позицию в отношении друг друга.

Начать, например, с вывода войск из Украины, с одной стороны, и приступить к демонтажу оппозиции Конгресса любым попыткам улучшения отношений с Москвой, с другой. Но чтобы начать двигаться к этой цели, России надо сделать соответствующие шаги в отношении Киева: вывести войска, снизить накал борьбы, успокоиться и расслабиться, прекратить подрывную деятельность против Украины. Если это произойдет, то исчезнет и оппозиция Конгресса снижению напряженности в отношениях с Россией. Тем самым мы выйдем на позитивный трек. Господин Путин должен решить для себя, хочет ли он этого. Хочет ли он продолжать иметь Америку в качестве врага, если нет, то решение должно быть принято, а принято оно может быть только Путиным. Возможно, он и хочет продолжения конфронтации, я этого не знаю. Но выбор у него есть, и он в его руках. Достичь улучшения отношений сейчас можно относительно легко.

– Господин Люттвак, существует ли, на ваш взгляд, риск того, что Путин может попытаться сыграть на политической неопытности Трампа? Как Хрущев с Кеннеди, например?

– Конечно, многие считали, что Трамп – это идиот, которым легко манипулировать и просто обвести вокруг пальца. Да-да, именно так он и стал президентом Соединенных Штатов. Он стал им исключительно потому, что люди его недооценивали, как же еще! Но вот если Путин или Ким Чен Ын попытаются его обмануть, то они быстро поймут, какую ужасную ошибку совершили. Я надеюсь, что Путин достаточно умен, чтобы этого не сделать.

ng.ru