Без глоссолалии, в мыслях о Творце.

Фрэнк Лоубах

Оглядываясь назад, могу сказать: «Этот, именно этот год был самым прекрасным в моей жизни» — и это славно! Но надо глядеть вперед! Смотреть вперед и говорить: «Нынешний год может быть и будет лучше!» — это еще более славно!

Я не сделал ничего, а только открыл окна – все остальное сделал Бог. Было множество удивительных событий, когда я чувствовал дружбу Бога. Я решил, что в этом году полнее наполню каждую минуту мыслями о Боге, чем в прошлом году.

И еще я принял решение – быть настолько открытым к людям и их нуждам, насколько я открыт Богу. Мои окна будут открыты наружу и наверх. И особенно окна открыты вниз, где люди нуждаются больше всего!

Повиновение: Первый и последний долг

20 января 1930 г.

Повиновение – это первый и последний долг человека. Именно в этом я нуждался в моей христианской жизни. Два года назад глубокая неудовлетворенность побудила меня начать пытаться соотносить свои действия с волей Бога каждые пятнадцать минут или каждые полчаса.

Другие люди, с которыми я поделился этой своей нуждой, говорили, что это невозможно. Из того, что я говорю, могу сделать вывод, что мало кто из людей пытается делать даже это. Но в этом году я начал пытаться посвящать каждое свое пробуждение тому, чтобы осознанно вслушиваться во внутренний голос и непрестанно спрашивать: «Отче, что Ты хочешь, чтобы я сказал? Отче, что Ты хочешь, чтобы я сделал в эту минуту?».

Чувствовать Бога в каждом движении

26 января 1930 г.

Последние несколько дней я пытаюсь проявить больше повиновения, чем я это делал раньше. Усилием воли я беру у каждого часа достаточно времени, чтобы уделить его мыслям о Боге. Вчера и сегодня я предпринял новые усилия, и это трудно выразить словами. Усилием воли я чувствую Бога в каждом движении – желая, чтобы Он направлял эти пальцы, которые сейчас бьют по клавишам печатающей машинки – желая, чтобы Он направлял каждый мой шаг, когда я иду – желая, чтобы Он направлял каждое мое слово, когда я говорю, и даже мои челюсти, когда я ем!

Вы возразите против такой интенсивной интроспекции. Не пытайтесь это делать, если не испытываете неудовлетворенности своими собственными отношениями с Богом, но, по крайней мере, позвольте мне прочувствовать то Божье водительство, какое я только могу прочувствовать. У меня вызывает отвращение мелочность и тщетность того, что во мне не подчинено Его водительству. И если выход не в совершенном рабстве Божьем, тогда в чем он? Я пытаюсь быть в высшей степени свободным от всех, свободным от самого себя, но при этом быть в полном рабстве Божьей воли каждое мгновение этого дня.

Каждое мгновенье

В церкви в Бентоне мы пели песню, которая мне очень нравилась, но которую я вспомнил только сейчас. В ней поется:

Каждое мгновенье я пребываю в Его любви,
Каждое мгновенье во мне есть жизнь свыше.
Смотрю я на Иисуса, сияющего в славе,
Каждое мгновенье, о, Боже, я Твой.

Именно «каждое мгновенье», каждый момент пробуждения, подчинения, восприимчивости, послушания, отзывчивости, уступчивости, «пребывания в Его любви» я теперь намерен исследовать всеми своими силами. Это подразумевает две огненные страсти. Первая состоит в том, чтобы быть подобным Иисусу. Вторая состоит в том, чтобы отвечать Богу так, как скрипка отвечает на движения рук мастера. Откройте вашу душу и впустите в нее славу Бога, и тогда спустя какое-то время эта слава отразится в том мире, который окружает вас, и в тех облаках, которые проплывают у вас над головой.

Теперь только одно

29 января 1930 г.

Я чувствую каждый час, что участвую в каком-то великом труде и исполняю тот план, который на самом деле намного превыше меня. Чувство сопричастности с Божьим трудом даже в самом малом – вот что меня так поражает. Я теперь хочу убедиться только в одном, а все остальное «позаботится о себе само», или лучше сказать так, как это будет ближе к истине – Бог позаботится обо всем остальном.

С моей стороны усилия состоят в том, чтобы жить в этом часе в постоянном внутреннем общении с Богом и в совершенной отзывчивости Его воле. Чтобы сделать этот час сказочно богатым. Судя по всему, это все, о чем я способен думать в настоящий момент.

Неоткрытые континенты духовной жизни

1 марта 1930 г.

Каждый день во мне растет ощущение того, что меня ведет какая-то невидимая рука, тогда как другая рука простирается вперед и готовит для меня путь. Мне вовсе не нужно напрягаться. Наверное, человеку, который с 1914 г. является рукоположенным служителем, стыдно признаться в том, что он никогда не испытывал радость ежечасного, ежеминутного – и как же это назвать? – не просто подчинения.

Это усилие воли. Я заставляю свой разум открыться Богу. Я ожидаю и слушаю с осознанной восприимчивостью. Я фиксирую на этом свое внимание, и иногда для того, чтобы достичь такого состояния ума, уходит много времени по утрам. И я решаю не вставать с постели, пока мой разум не сосредоточится на Боге. Решимость также требуется и для того, чтобы оставаться в таком состоянии. Спустя какое-то время такой процесс, скорее всего, превратится в привычку, и ощущение потраченных усилий уже будет не таким острым.

Но почему я так много говорю именно об этом внутреннем переживании? Потому что я убежден в том, что как для меня, так и для вас, читатели, впереди лежат неоткрытые континенты духовной жизни, по сравнению с которыми мы просто грудные младенцы.

Но насколько все это «практично» для среднего человека? Мне сейчас кажется, что того пахаря можно было бы сравнить с Каликсто Санидадом, когда он был одиноким и униженным пахарем, «опустившим глаза на борозду, державшим руки на плуге, но мыслями бывший с Богом». Миллионы людей, работающие за ткацкими и токарными станками, могли бы сделать целые часы своей жизни по-настоящему славными. Какой-либо час, проведенный часовым в ночном дозоре, мог бы стать самым славным из всех часов, прожитых им на земле.

Из книги «Письма современного мистика»

В 1915 г. Фрэнк Лоубах (1884-1970) отправился со своей женой на Филиппины в качестве миссионера. Основав церкви на острове Минданао, он учредил Юнион Колледж в Маниле и стал в нем деканом. В 1930 г. он вернулся на Минданао и стал работать там с мусульманскими маврами, которые считали христианских филиппинцев своими врагами. Лоубах, однако, приехал к ним с сердцем, исполненным присутствия Бога и стремился только жить среди них, не пытаясь принудительно обращать их в христианство. Просто он жил среди них с ощущением Божьего присутствия.

Подсчитано, что в результате своей педагогической деятельности он научил половину девяностотысячного населения этого региона читать и писать. Более того, он привел тысячи людей к вере в Бога. Приведенные выше отрывки взяты из тех дневников, которые он вел во время своего пребывания на Минданао.

Газета Мирт №3 (91) – 2015.