После запрета члены движения стали незаметны, они перестали ходить по домам и проповедовать на улицах, а руководство продолжает судиться за собственность.

Евгения Приемская

В конце лета прошлого года «Свидетелей Иеговы» были включены в список организаций, запрещенных на территории России. Решение, по которому их деятельность признавалась экстремистской, Верховный суд РФ принял еще раньше — в апреле 2017 года. К этому моменту число ее последователей в стране насчитывало около 160 тыс. человек. Спустя больше года прокуратура по-прежнему добивается возврата принадлежавшей свидетелям недвижимости в федеральную собственность. А сами представители запрещенного движения подали в Европейский суд по правам человека иск с требованием выплатить им рекордную компенсацию в несколько миллиардов рублей — только изъятые у них объекты недвижимости истцы оценили в миллионы евро. О каких активах может идти речь и что тем временем происходит с рядовыми последователями движения, разбирались «Известия».

Пожертвовали по-братски

Во вторник, 30 октября, прокуратура Пандунского района города Братска, расположенного в Иркутской области, сообщила, что представители ведомства подали иск против городского отделения религиозной организации «Свидетели Иеговы» о незаконном отчуждении имущества.

По данным сотрудников прокуратуры, организация «Братск», вместо того чтобы передать принадлежавшее ей здание и земельный участок (их площадь в ведомстве не уточняют) в федеральную собственность, переписала его на австрийскую общину. Формально передача оформлена как благотворительное пожертвование, однако в районной прокуратуре настаивают, что сделано это для того, чтобы обойти решение Верховного суда об отчуждении собственности в пользу РФ.

«Вопреки требованиям закона, в целях вывода имущества и исключения возможности его обращения в собственность государства после принятия решения о ликвидации организации местной религиозной организацией «Свидетелей Иеговы «Братск» заключен договор пожертвования», — говорится в сообщении, опубликованном на сайте ведомства.

Прокуратура потребовала признать договор пожертвования недействительным через районный суд города, однако там иск отклонили. После этого в надзорном ведомстве обратились в Иркутский областной суд, где претензия была принята к рассмотрению.

Вероятнее всего, решение будет принято в пользу государства. Это — не первый подобный случай, аналогичные новости с начала осени появляются в различных регионах страны. Например, община в Адыгее переписала имущество на фонд, находившийся в Нидерландах, в Ангарске — на организацию в Испании. Кроме того, получателями таких пожертвований становились общества, находящиеся в Швеции и в США.

В Саратове же свидетели вскоре после запрета просто передали свое имущество другой религиозной организации, действующей в городе, — «Обществу Сторожевой башни, Библий и трактатов». Отметим, что сторожевая башня — один из важнейших символов в философии свидетелей Иеговы, и именно под таким названием существуют многие общины за рубежом.

Там, где разбирательства уже состоялись, решение было принято в пользу государства. Как это, например, недавно произошло в Ульяновской области, где местная община передала здание и участок площадью около 200 га братской ассоциации из Португалии. Ранее там же часть имущества была передана общине в Швеции. Обе сделки признали мнимыми.

Без преувеличения

Само движение «Исследователи Библии», существенная часть которого после 1931 года приняла название «Свидетели Иеговы», появилось в США в 1870-х годах, почти сразу первые участники движения появились в ряде европейских стран, в том числе и в России. Так, в 1891 году основатель движения Чарлз Тейз Рассел посетил с проповедью и Российскую Империю.

В России с 1840-х годов существует похожее по названию движение — еговисты, ведущее начало от идей объединителя иудаизма и христианства, отставного военного Николая Ильина. Поэтому термин «иеговисты» использовать не стоит — по сути, он указывает на два совершенно разных движения, между которыми нет никакой связи, пояснил «Известиям» Павел Костылев, религиовед, старший преподаватель философского факультета МГУ.

По данным, которые сама организация регулярно публиковала вплоть до запрета, к 2016 году в ней числилось около 160 тыс. человек. Специалисты в целом с такими оценками согласны.

— Упоминается от 160 до 175 тыс. последователей на территории Российской Федерации. Образно говоря, примерно каждый 900-й житель РФ — свидетель Иеговы, здесь вряд ли есть какое-то преувеличение, — говорит Павел Костылев.

Всего в мире религиозное движение насчитывает до 8 млн последователей, и во многих странах, в том числе на Западе, оно существует на легальных основаниях.

Во всем мире свидетели Иеговы соблюдают строгую иерархию, при которой многочисленные региональные общины подчиняются единому руководящему органу. В России им являлся «Управленческий центр свидетелей Иеговы в России» — он координировал работу еще около 400 обществ, действовавших в разных регионах.

Вопросы к их деятельности возникали и раньше — так, в 2010-х годах экстремистскими признавались отдельные номера издававшегося ими журнала «Сторожевая башня», в домах некоторых последователей движения проходили обыски, а в некоторых регионах выносились решения о блокировке сайтов организации, — впрочем, меры носили скорее точечный характер.

Однако в марте 2017 года сотрудники Министерства юстиции провели проверку деятельности религиозного объединения на соответствие уставу, по итогам которой Минюст обратился в Верховный суд с просьбой признать и сам «Управленческий центр», и связанные с ним общества экстремистскими организациями. Их деятельность была приостановлена до решения суда.

В апреле Верховный суд согласился с требованиями Минюста и постановил ликвидировать «Управленческий центр» и еще 395 организаций и передать принадлежавшую им недвижимость в федеральную собственность. Все апелляции «Свидетелей Иеговы» были отклонены. В августе 2017 года Министерство юстиции внесло связанные с движением организации в список запрещенных на территории РФ.

 «Ходили по улицам, будоражили людей»

Граждане, по данным социологов, оказались на стороне государства — в июле 2017 года опрос, проведенный Левада-центром, показал, что запрет поддерживают 79% респондентов.

— Здесь надо сказать спасибо, к сожалению, самим свидетелям Иеговы, потому что они ходили по улицам, по квартирам и, так сказать, будоражили людей, на улицах пытались выдавать им религиозную рекламу, — а именно так воспринимались их журналы «Сторожевая башня», — отмечает Павел Костылев.

Как рассказывала одна из бывших участниц организации в тематической группе «ВКонтакте», большая часть литературы печаталась на пожертвования, сделанные исключительно добровольно. Правда, отмечала девушка, по ее словам, покинувшая организацию еще до официального запрета, нередко решение о взносе принималось в пылу увлеченности новой философией.

«…Берут они эмоциональной привязанностью, теплым, радушным отношением и постоянным давлением», — писала она, рассказывая о методах работы «иеговистов».

Это — еще одна причина, по которой люди, в основном, к свидетелям относились с недоверием. Многие убеждены, что солидные средства на покупку недвижимости и само существование организации ее руководители получали в том числе за счет манипулирования людьми.

Об одном из таких случаев еще в 2012 году писали журналисты издания «Фонтанка» — тогда семья погибшего в Ленинградской области предпринимателя обнаружила, что всё имущество он завещал свидетелям Иеговы, которые пришли к близким покойного спустя несколько дней после трагедии.

Родственники заявили, что подпись была подделана или поставлена под давлением (в том числе психологическим), в ответ члены общины объяснили журналистам, что люди слишком мало знают об организации, что приводит к возникновению предрассудков.

«Много страшилок о нас ходит. Люди мало знают о нас», — говорил тогда журналистам пресс-секретарь организации Григорий Мартынов, добавляя, что главная ее цель — сделать так, чтобы как можно больше людей прочитали Библию.

Председатель юридического центра при Российской ассоциации центров изучения религии и сект (РАЦИРС) Александр Корелов говорит, что может назвать несколько случаев, когда представители общины якобы уговаривали последователей — в том числе пожилую женщину и девушку, недавно вышедшую замуж за одного из свидетелей, — переписать имущество в пользу братства.

При этом девушка, рассказывавшая о своем опыте участия в движении в социальных сетях, писала, что для того, чтобы выйти из него, ей достаточно было написать бумагу о своем желании покинуть ряды свидетелей — никаких препятствий руководители общины не чинили.

Крах системы

Государственные органы, однако, скорее всего, насторожили не подобные истории, а убеждения, которых придерживались последователи движения: они в основном строились на противопоставлении себя государству.

«С.И. («Свидетели Иеговы». — Прим. «Известий») считают себя гражданами всемирного теократического государства со столицей «Вефиль» (так они называют штаб-квартиру своей организации и все управленческие центры, используя библейский образ «дома Божия»). Это объясняет непризнание адептами С. И. земных властей, отказ от исполнения обязанностей гражданина», — отмечается в статье, посвященной движению, в Большой российской энциклопедии (ее автором также является Павел Костылев).

В том числе свидетели не признавали государственных символов, избегали службы в армии, предпочитая альтернативную, и принципиально отказывались от переливаний крови.

При этом если не считать проповеднической активности на улицах (вполне, кстати, подпадающей под статью 3.8 «Приставание к гражданам в общественных местах» московского кодекса об административных правонарушениях), в целом свидетели Иеговы вели довольно закрытый образ жизни. В основном они собирались в специальных молельных домах, которые чаще всего находились в собственности общин или арендовались ими (именно на них сейчас обратила внимание прокуратура); там же читали молитвы, слушали проповеди и пели гимны. Некоторые из таких собраний в исследовательских целях посещал Павел Костылев.

— Когда свидетели собирались и пели гимны, я обратил внимание на строчку одного из гимнов «Ждет систему злую крах». Система в данном случае — это мир и его конкретные проявления, например, на уровне конкретных государств. У свидетелей изначально было отношение к государству как к своего рода неизбежному злу; потому они должны, в какой-то степени, с ним мириться, — объясняет он.

Именно развитие этой линии в их философии, возможно, в конце концов привело к тому, что организацию признали экстремистской (в том числе на основании провозглашения превосходства над другими религиями).

— Как религиовед я могу свидетельствовать, что определенные основания для таких опасений (связанных с подозрениями в экстремистской деятельности. — Прим. «Известий») есть, если судить по текстам «Свидетелей Иеговы». Другое дело, что в той или иной степени такие моменты можно обнаружить в текстах почти любого религиозного движения, потому что для верующих религия всегда стоит выше государства, — отмечает исследователь, подчеркивая, что не может судить о том, насколько обоснован был такой запрет с правовой точки зрения.

Солнечный «Вефиль»

В России их столицей стала Ленинградская область: именно там находился отечественный «Вефиль», большой комплекс, располагавшийся в поселке Солнечное под Петербургом, сегодня — едва ли не самом дорогом пригородном районе Северной столицы, расположенном у берегов Финского залива. Его называли самым крупным активом «Свидетелей Иеговы» в России.

Обслуживался он в основном добровольцами из числа последователей движения: на некоторых собраниях распространяли анкеты для желающих пройти такое служение.

Комплекс построен на территории бывшего пионерлагеря, который члены общины приобрели вскоре после того, как их деятельность в современной России была легализована в 1990-х годах, и почти сразу начали перестраивать.

Судя по фотографиям, доступным, например, в Pinterest, к 2017 году территория «Вефиля» скорее напоминала дорогой загородный отель. С фонтанами, мощеными дорожками и клумбами. Это также отмечали журналисты «Фонтанки», занимавшиеся расследованием деятельности свидетелей в начале 2010-х годов и посещавшие «Вефиль». Люди, которые там якобы служили, рассказывали им, что кормили добровольцев домашней едой, а жили они с комфортом, по двое в комнатах.

После того, как Верховный суд постановил, что имущество российских организаций, связанных со «Свидетелями Иеговы», должно быть передано государству, выяснилось, что «Вефиль» еще в 2000 году по договору дарения был передан американскому юридическому лицу, «Обществу Сторожевой башни, Библий и трактатов Пенсильвании». Однако комплекс в судебном порядке всё равно был изъят: сначала такое решение принял Сестрорецкий район суд, а весной 2018 года, после того как представители ответчика подали жалобу в вышестоящую инстанцию, его поддержал суд Санкт-Петербурга.

На Урале сотрудники оказавшейся сектой компании пытали себя и своих детей

Как отмечали в Российском агентстве правовой и судебной информации (РАПСИ), сделку признали мнимой, поскольку «после передачи имущества в собственность иностранному лицу местная религиозная организация продолжала пользоваться комплексом и нести бремя его содержания».

Всего, по данным прокуратуры, на территории комплекса находилось 16 жилых и административных зданий, а его кадастровую стоимость в ведомстве оценили в 881 млн рублей. При этом реальная рыночная цена, скорее всего, была выше и в действительности могла достигать 2 млрд рублей (по мнению журналистов «Коммерсанта») или 1,5 млрд (по версии «Делового Петербурга»).

 «Свидетели Иеговы» против РФ

Осенью 2017 года, сразу после того, как российские судебные инстанции отклонили апелляции представителей движения, «Свидетели Иеговы» подали сразу две жалобы в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) — от центральной организации и регионального общества, попавшего под запрет в Удмуртии.

В них в том числе говорилось о конфискации имущества стоимостью «в десятки миллионов евро», которое объединению якобы предоставляли частные лица и иностранные организации. Кроме того, по мнению свидетелей, было нарушено право на свободу мысли, совести и религии, а также на свободу собраний.

Представители России возразили, что в жалобах нет детальной информации о самом имуществе, а значит, оценка его стоимости является необоснованной. В ответ представители «Свидетелей Иеговы» скорректировали информацию — в конце сентября 2018 года стало известно, что они уточнили требования, потребовав компенсации в размере 79,1 млн евро.

Это больше всех компенсаций, которые в ЕСПЧ присудили в 2017 году по делам, связанным с Россией — их сумма составила 14,6 млн евро, пишет «Коммерсант».

При этом в иске подчеркивается, что основным требованием представителей запрещенной в РФ организации является возврат имущества. В Минюсте пока не успели подготовить ответные замечания — по просьбе российской стороны, ЕСПЧ отложил рассмотрение дела до декабря 2018 года.

Пока же имущество, которое уже перешло в федеральную собственность, региональные власти выставляют на аукционы. Так, на Кубани осенью 2018 года состоялся аукцион по продаже зданий сразу в трех районах края, их общая стоимость оценивалась в 6,7 млн рублей. Еще два здания стоимостью около 4 млн рублей там выставили на торги в октябре.

Комплекс «Солнечный», который был изъят одним из первых, отошел в собственность государственного медицинского исследовательского центра им. В.А. Алмазова — одного из крупнейших федеральных медицинских центров. Кроме того, организация еще раньше получила бывший «Зал конгрессов» «Свидетелей Иеговы», расположенный на Коломяжском проспекте в Петербурге. Как писал «Деловой Петербург», в медицинском учреждении пояснили, что им необходимы дополнительные площади в связи со стартом новых образовательных программ.

 «Просто ушли в подполье»

Запрет привел к возникновению определенных — и довольно серьезных — организационных трудностей для последователей «Свидетелей Иеговы». В том числе он лишает их возможности открыто проводить (и посещать) собрания, ходить по квартирам или проповедовать на улицах, распространять свою литературу, однако на сам факт существования движения введение запрета практически не повлияло, убеждены опрошенные «Известиями» эксперты.

Как считают представители прокуратуры, во всех описанных выше случаях помещения, формально переданные другим организациям, в реальности продолжали использоваться свидетелями. В материалах отдельных СМИ описывались аналогичные встречи, которые после вступления запрета в силу начали проходить в частных квартирах последователей движения.

Группы в социальных сетях, посвященные деятельности «Свидетелей Иеговы», перестали обновляться в 2017 году, однако в сети продолжают действовать сообщества их противников (в них, в том числе, приводятся свидетельства людей, якобы состоявших в организации, а затем покинувших ее ряды), наряду с ними вполне активно существует страница, которая заявлена как научно-исследовательский проект, посвященный истории движения. На ней в основном говорится о гонениях, которым подвергались «иеговисты» в СССР 1950-х годов.

Там же, в социальных сетях, можно найти адреса центров помощи (в основном православных) тем, кто считает, что пострадал от действий «Свидетелей Иеговы» или любых других нетрадиционных религий и сект. В том числе в таких списках приводятся телефоны Центра реабилитации жертв нетрадиционных религий памяти А.С. Хомякова, который действует при храме на Большой Ордынке в Москве.

На сайте организации говорится, что основная задача центра — «духовная реабилитация людей, пострадавших от нетрадиционных тоталитарных деструктивных религиозных организаций» и приобщение их к православному христианскому образу жизни.

Представитель центра подтвердил «Известиям», что среди людей, которые обращаются к ним за помощью, есть и бывшие последователи «Свидетелей Иеговы». При этом с момента вступления запрета в силу их количество не изменилось.

— Они [«Свидетели Иеговы»] ведь не прекратили существовать, они просто перестали проповедовать на улицах, ушли в подполье, — отмечает собеседник издания.

Как именно сегодня существует организация, ему неизвестно, однако в некоторых случаях, отмечает он, ее общины просто переименовываются, называясь «Библейскими обществами».

— Запрет организации не ведет к запрещению идеологии. Ее невозможно запретить — она продолжает гнездиться где-то в головах. Даже если институты прекратили свое действие, доктрина продолжает существовать, — подчеркивает юрист комитета защиты прав и достоинств личности при Российской ассоциации центра изучений религий и сект, сотрудник Центра религиоведческих исследований Дмитрий Бахирев.

 «Отделить себя от движения»

Председатель юридического центра при РАЦИРС Александр Корелов считает, что «запрет — это только начало», а дальше потребуется кропотливая работа государственных органов, чтобы проследить за тем, что все эти организации реально прекратили свое существование. При этом, подчеркивают юристы, речь идет именно об официальных структурах «Свидетелей Иеговы» и их руководителях.

— Никто не собирается преследовать отдельных адептов «Свидетелей Иеговы», — говорит Александр Корелов.

Однако пока представители центрального управляющего органа религиозного движения, которому принадлежали активы, оцененные в ими же «в миллионы евро», судятся с Российской Федерацией, страдают в том числе и отдельные адепты этого движения. Многие из которых присоединялись к нему в поисках того самого «теплого и радушного отношения», которым свидетели привлекали неофитов.

Так, вскоре после вступления запрета в силу, в России было возбуждено около 20 уголовных дел против людей, являвшихся последователями ушедшей в подполье организации. Задержания проходили в том числе во время общих собраний и молитв.

Только в октябре в СК РФ сообщили о задержании пяти последователей движения в Кировской области — по данным ведомства, у них обнаружили экстремистскую литературу (после запрета 2017 года экстремистской была признана в том числе и Библия в переводе «Свидетелей Иеговы» — один из главных текстов движения), деньги, которые они собирали для финансирования деятельности организации (около 500 тыс. рублей), а также две гранаты и мина.

Впрочем, правозащитники настаивают на том, что среди задержанных или обвиненных по делам, связанным со «Свидетелями Иеговы», есть самые рядовые участники движения, в том числе — пожилые люди. Так, во Владивостоке в апреле 2018 года был задержан и взят под стражу мужчина в возрасте 42 лет (он будет находиться под арестом до декабря 2018-го). Одновременно с ним задержали пять пожилых женщин, самой младшей из которых было 67 лет, а самой старшей — 84 года. Позднее они были отпущены под подписку о невыезде (официального подтверждения этой информации «Известиям» найти не удалось).

При этом само решение Верховного суда не касалось религиозных взглядов, которых в частном порядке придерживались или придерживаются последователи движения, и по умолчанию не превращает десятки тысяч жителей России в экстремистов, отмечает Павел Костылев.

— Будет некорректно говорить, что кто-то запретил свидетелям Иеговы верить в то, во что они верят. Решением Верховного суда в апреле 2017 года «Управленческий центр свидетелей Иеговы в России» и 395 местных религиозных организаций этого движения были ликвидированы, но сами они [свидетели] не запрещены. От того, что 160 тыс. человек входили в это движение, они сами по себе автоматически не становятся экстремистами, — поясняет он.

Другой вопрос, по мнению религиоведа, заключается в том, смогут ли участники отделить себя от движения и как именно они переформатируют свою активность в связи с ликвидацией официальной организации. Тем более что до вступления запрета в силу ее деятельность предполагала довольно высокую вовлеченность со стороны адептов.

iz.ru